Почему наша теория аксиоматическая

В основе Системы полного оздоровления лежит первая аксиоматическая теория здоровья. Эта теория является результатом серьезного многолетнего междисциплинарного научного исследования. Оно сочетало в себе подходы социологии, генетики, общей биологии (эволюционной биологии), математики, кибернетики (методы общей теории систем, см. «Об авторах»). Изложить все это в двух броских популярных абзацах невозможно, ибо аналогов пока нет и сравнивать не с чем. Тут принципиально не применимы традиционные приемы маркетинга по продаже БАДов или путевок в санаторий. Тем более невозможно коротенько пояснить, почему наша теория разработана в аксиоматическом виде. Если интересно – настройтесь на серьезный лад, хотя изложение упрощено до предела. Тут надо либо серьезно вникать в содержание, либо не терять времени на дальнейшее чтение.

Отметим главное – в этом разделе речь идет о методах разработки новой научной теории. Это раздел философии, называемый науковедением (если не вызывает интереса – дальше не читайте).

Как создаются новые научные теории – этот вопрос всегда занимал крупнейших мыслителей всех времен. Ведь именно новые теории всегда лежат в основе прогресса общества, двигают его развитие. Их создают ученые, понимающие, что от них зависит прогресс. Поэтому им самим чрезвычайно интересен вопрос – как создать новую теорию, какими методами это делается. Лучшие научные умы обдумывали этот вопрос, на эту тему есть высказывания практически всех известных гениев. Но нас интересуют не броские высказывания, а классификация методов создания новых теорий, чтобы в ней указать место аксиоматического метода создания новой теории. Такая классификация есть и место аксиоматического подхода (АП) в ней четко известно. Далее АП – это аксиоматический подход.

В классификации методов разработки новых теорий философия выделяет индуктивный, дедуктивный, гипотетический, гипотетико-дедуктивный, абдуктивный и аксиоматический подходы. Других нет. Применение всех этих методов в естественных науках (не рассматриваем математику) основано на исходном анализе эмпирических (экспериментальных или практических) данных и проверке практикой. Всегда ученые сначала анализируют эмпирические данные, а потом, применив какой-то из методов, предлагают обществу новую теорию, если она у них «возникает». В итоге эмпирических исследований выводится надежность, устойчивость, повторяемость, всеобщность и точность полученных законов и принципов теории, на основе которых удается предсказывать и управлять поведением предмета теории (см. раздел «Зачем тут теория»). Наличие этих свойств (всеобщность, надежность, точность предсказания и управления практикой) в обобщенном виде позволяют принимать теорию, как истинную.

Гипотетико-дедуктивный подход считается наиболее типичным способом создания новых теорий. При использовании этого метода ученый выдвигает гипотезу, которая затем тщательно проверяется экспериментально. Если эксперименты и практика подтверждают правильность гипотезы, то это позволяет перевести ее в ранг закона, выражающего важнейшие связи и суть явлений теории. Сильно упрощая, можно сказать, что все методы создания теорий, кроме математического и аксиоматического, опираются на эту или близкую к ней логику разработки новой теории.

Итак, логика аксиоматического подхода (АП) выглядит иначе. АП основан на том, что исходно формулируются базовые утверждения теории в виде аксиом, не нуждающихся в доказательстве и не подлежащих опровержению. То, что аксиомы не подлежат опровержению, часто забывают, а это не менее важно, чем то, что их не требуется доказывать. Много раз авторы сталкивались с тем, что оппоненты начинали активно опровергать аксиомы, не понимая сути аксиоматического подхода и не зная методов логической проверки аксиом на право существования. Аксиомы, если они правильно сформулированы и соответствуют научным критериям АП, не опровергаются. Они либо принимаются, либо не принимаются. Если аксиомы правильно сформулированы, но не принимаются оппонентом, то он, следуя научной логике, должен предложить свои, которые будут лучшим основанием для создаваемой теории.

Конечно, не любые утверждения могут стать основой аксиоматической теории, т.к. существуют строгие научные критерии проверки аксиом на непротиворечивость, независимость, полноту и категоричность. Именно тут лежит путь проверки всей аксиоматической теории, как взаимосвязанной системы аксиом, но не каждой аксиомы отдельно. Классически в наиболее чистом виде АП используется в математике, поэтому можно встретить мнение, что АП применим только в математике. Это совсем не так, ибо его применение эффективно и в других науках. Более того – АП по факту часто применяется в других науках. Его «скрытое» применение намного шире, чем это кажется на первый взгляд.

Целесообразность использования АП в естественных науках определяется научной плодотворностью его применения. Если аксиоматика соответствует здравому и научному смыслу, проходит проверку по принятым логическим критериям ее применения, позволяет понять законы и суть предмета, систематизирует накопленные знания, открывает новые пути исследований и подтверждается практикой, то это и есть главный показатель ее истинности, как основы новой теории.

Надо акцентировано отметить, что иногда АП воспринимается как «прозрение» везучего ученого, удачно «угадавшего» аксиомы. Это одна из типичных иллюзий, не имеющая ничего общего с практикой серьезной науки. Придет ли кому-то в голову считать, что Евклиду крупно «повезло» и он удачно «угадал» свои аксиомы геометрии, на которых стоит великая математика? Хорошим примером является также и миф о том, что Д.И. Менделеев «вдруг» увидел свою периодическую таблицу во сне. Это и близко не соответствует действительности и тому огромному кропотливому труду великого ученого, который предшествовал появлению самой таблицы. Итак — АП, как и все другие, основан на анализе практики и экспериментов с последующими теоретическими обобщениями.

АП используется в первую очередь тогда, когда аксиомы понятны и надежно проверены длительной практикой. Так лишь в 19 веке были сформулированы аксиомы натурального ряда чисел, которым люди пользовались до этого не одно тысячелетие. Вот такую многовековую практическую «проверку» прошли эти аксиомы.

АП применяется также при возникновении всеми принимаемого обобщения, прямо не следующего из отдельных экспериментов. Единство понимания некоторого смысла становится общепринятым и появляются по сути аксиоматические утверждения, которые вначале не всегда формулируются в виде аксиом. Так появились аксиомы генетики и очень важные для нашей цивилизации антропологические аксиомы, часть которых в принципе невозможно проверить экспериментально.

АП незаменим при определении таких фундаментальных категорий, как материя, энергия, информация, Вселенная. Их смысл интуитивно понятен, но определить их корректно в строго научном смысле через другие понятия невозможно. Можно сказать (упрощая ситуацию), что многие наши представления о строении мира носят аксиоматический характер.

Анализ роли АП в сфере здоровья приводит к выводу о том, что медицина в значительной мере базируется на аксиоматическом фундаменте. Рамки сайта не позволяют детально развернуть это интереснейшее суждение, поэтому приведем лишь два тезиса.

  1. Все «древние медицины» являются полностью аксиоматическими. Ценнейшие громадные пласты знаний аюрведы, китайских, тибетских, японских, индейских, филиппинских, африканских и иных систем даются в виде аксиом. Большая часть населения мира пользуется медициной, которую правильнее называть не «народной», а «аксиоматической» в отличие от современной «доказательной» медицины.
  2. Методы доказательной медицины выглядят на первый взгляд весьма глубоко научно обоснованными. Но это лишь на первый не посвященный во внутреннюю кухню посторонний взгляд. Реально современная медицина основана во многом на принятии «по умолчанию» ряда существенных аксиоматических предпосылок. Например, что поставленный врачом диагноз верен и он отражает состояние здоровья человека. А отражает ли, если точка отсчета «нормы» здоровья одна на всех, но каждый человек индивидуален? Мы же ведь диагнозы почти никогда не доказываем и не опровергаем и не проверяем. Это делается лишь в тех случаях, когда «что-то пошло СОВСЕМ не так…». А весьма «аксиоматическая» вера в то, что лекарства не поддельны? Минздрав России решился обнародовать данные, что в некоторых массовых сегментах лекарственных препаратов более 60% из них поддельны. Или аксиоматическая вера пациентов в то, что после диагностики врач написал верный план лечения. Ведь о том, что такой план существует, наверняка не знают большинство пациентов.

Очень «сильной» является тотальное господство аксиомы, что «лечит» лекарство, а не эффект плацебо или способность организма к самооздоровлению. Это приводит (по расчетам авторов, не претендующим на обобщение) к вероятности правильного лечения ряда сложно диагностируемых заболеваний не более, чем 5%. Задумались? В этих случаях 95% вероятности того, что лечение не имеет смысла, т.е. заведомо вредно, ибо лекарство не может быть нейтральным. Оно либо полезно (если диагноз верен, план лечения правилен, само лекарство не фальсифицировано, что медсестра не перепутала Вашу ячейку с соседней и т.д.) либо вредно. Мы должны видеть то величие и одновременно огромную сложность и ответственность положения доказательной медицины, взявшейся лечить таблетками самый сложный феномен Вселенной из нам известных – человека. Ведь человек имеет кроме физического здоровья еще и энергетическую, информационную, душевную и духовную ипостаси своего оздоровления.

Вспомним «аксиому» необходимости постельного режима (после инфаркта до 6 недель), которая долго господствовала в медицине. Ее устранение сильно снизило эти сроки (для инфаркта до 2-3 дней).

«Аксиоматическая некритичность» медицины по отношению к некоторым вещам – отдельная серьезная тема и тут неверно занимать примитивную критиканскую позицию. Но проблемы есть и не видеть ее тоже нельзя. «Это нам, врачам, хочется, чтобы медицина была в первую очередь наукой. На самом деле это причудливый сплав вековых верований, обычаев, традиций, наложенных на индивидуальный опыт каждого». Это официально заявлено в 2017 году не фантазером и авантюристом, а одним из известнейших и уважаемых профессионалов современной российской доказательной медицины профессором Мясниковым А.Л. в его книге «Руководство по пользованию медициной». Верования, обычаи и традиции, наукообразно применяемые медициной – что это, как не типичные аксиомы.

Несомненно, что доказательная медицина намного меньше основана на АП, чем народная, причем усилиями науки этот разрыв постоянно увеличивается. Но пока роль АП в доказательной медицине намного выше, чем это кажется на первый взгляд со стороны.

Есть все основания считать, что научная ситуация в сфере здоровья хорошо подготовлена к применению АП для создания теории здоровья человека. Накоплен колоссальный материал о человеке, в т.ч. об его здоровье. Имеется высокая степень общности в понимании учеными многих важных смыслов. Разработана масса теорий, близких к теме здоровья. Многие результаты медицины, генетики, физиологии, социологии, экологии, философии, антропологии, геронтологии, психологии и других наук являются хорошо проработанными фрагментами теории здоровья. Именно АП может по всем своим научным свойствам являться эффективным методом их систематизации, обобщения и «выстраивания» в виде целостной теории здоровья человека. На чем основана эта возможность, каковы ее основания?

  1. Наука накопила массу данных о здоровье, нуждающихся в систематизации и обобщении на основе общего «договорного» смыслового взаимопонимания между учеными разных наук. Достигнуть этого быстрее всего можно в ходе разработки согласованных аксиом теории здоровья человека.
  2. Лишь в последние десятилетия завершились многие массовые (охватом до миллионов человек) т.н. когортные исследования здоровья, длившиеся подолгу. Их результаты уникальны и дают ценнейшие данные для разработки теории здоровья. Современные средства коммуникаций и анализа данных создают невиданные ранее возможности доступа к этим данным широчайшему круга ученых. Это дает возможность серьезных научных обобщений этих исследований. Такого положения не было и близко еще 25-30 лет назад.
  3. Мы находимся в ситуации принципиально новых возможностей исследования здоровья. Строить взаимоотношения науки и практики оздоровления на старых принципах полностью бесперспективно. Аксиоматический подход является одной из плодотворных возможностей использования этой новой ситуации для серьезного прогресса в сфере теории и практики оздоровления человека.

  4. Многие общепринятые научные понятия давно используются в науке аксиоматически. Науковедение аргументировано говорит о том, что АП эффективен, как средство организации, систематизации и построения уже накопленного знания. «Аксиоматизация» уже накопленных науками «смыслов» о здоровье является одним из путей разработки теории здоровья человека.
  5. В науковедении надежно доказано, что любая научная теория может быть сведена к аксиоматическому виду. Это однозначно говорит о том, теория здоровья человека может существовать в аксиоматической форме. С другой стороны — аксиомы других наук могут быть использованы при разработке аксиоматической теории здоровья. Роль аксиоматики «материя-энергия-информация», на которой методологически базируется наша теория здоровья, подтверждает эту мысль. Этот аргумент подтверждает, что аксиоматический метод является полноценным путем построения научной теории.
  6. АП смягчает проблему многодисциплинарности и специализированного языка многих наук, т.к. способствует смысловой унификации понятий. Это эффективный способ решения крайне важной проблемы. Как иначе найти общий язык социологии (50% факторов здоровья лежат в ее предмете – образе жизни), генетике (тут лежать 20% факторов здоровья), экологии (еще 20%) и медицине (еще 10%)? Не забудем упомянуть геронтологию, психологию, физиологию, философию, биохимию и биофизику и не только их.

Подтверждает высокую готовность научного сообщества объединять свои усилия через использование АП весь мировой опыт обсуждения ключевого для теории здоровья понятия «здоровье». Авторы, писавшие на эту тему, чаще всего дают свои определения аксиоматически, не говоря это прямо. Все они использовали многие существенные, не определяемые смыслы. Т.е. в науках, касающихся здоровья человека, имеется высокая степень «аксиоматического» взаимопонимания. Например, понятия «полное физическое, психическое социальное благополучие», «нормальные функции организма» и др.

В целом в науках о человеке понятие здоровье обычно используется «по умолчанию аксиоматически». Так, в фундаментальной монографии академика Решетникова А.В. «Социология медицины (введение в научную дисциплину)»: — М.: Медицина, 2002», понятие здоровье используется, как ключевое, несколько тысяч раз, но в тезаурусе книги его нет (это словарь основных используемых понятий, помещаемой в конце научных монографий). Это не является минусом упомянутой книги, т.к. это типично для 99,9% работ по медицине и встречается даже в некоторых медицинских энциклопедиях и словарях. Задумайтесь (!) – в некоторых медицинских энциклопедиях и словарях нет понятия «здоровье», настолько интуитивно понятным, но формально сложно определяемым, является понятие «здоровье». Это типично аксиоматический подход к понятию «здоровье». Ученые столетиями используют это понятие без его определения, опираясь на интуитивную общность его понимания, т.е. по сути, аксиоматически. Смешно сказать, но один известный автор скомпилировал толстенную «Энциклопедию здоровья», по традиции не удосужившись включить в нее статью «здоровье», т.е. не определив его.

Представляется, что на данном этапе развития наук о человеке именно АП способен проявить высокую эффективность при разработке первого исходного варианта теории здоровья человека. Дело в том, что при наличии соответствующих условий АП позволяет преодолеть наиболее трудоемкий исследовательский этап других подходов – эмпирического подтверждения истинности гипотез. Эта стадия при использовании других подходов для создания теории здоровья требует кропотливой работы по накоплению данных, проведению экспериментов, созданию средств анализа информации, полевые исследования, важна лабораторная база. При этом обычно весьма сложно провести полный анализ всех гипотез.

АП «перешагивает» эту стадию, ускоряя процесс исследования. АП тем и характерен, что он исходно формулирует гипотезу (где это возможно по критериям применения АП) в виде аксиомы. Это ускоряет переход к следующим стадиям исследования. Такая возможность сегодня обоснована тем, что наукой уже накоплен громадный массив знаний о здоровье и это накопление продолжается с явно видимым ускорением. Давно назрела необходимость перейти к стадии наведения порядка и систематизации этого противоречивого разрозненного нагромождения данных о здоровье. Сделать это сегодня достаточно быстро способен именно АП в ходе разработки теории здоровья человека.

В ряде случаях только АП способен продвинуть работу дальше стадии гипотез. Так были сформированы важные для нашей цивилизации антропологические аксиомы, ибо некоторые из них в принципе невозможно подтвердить экспериментально.

Применение АП, как эффективного инструмента разработки первого варианта теории здоровья, позволит привлечь к работе значительный интеллектуальный потенциал ученых и практиков из различных наук. Сегодня это принципиально важно. Давно пора понять, что теория здоровья в принципе не может быть разработана только силами медицины, которая ответственна всего за 10% факторов здоровья. Так, например, Н.Винер, начинавший, как чистый математик, много раз писал, что именно совместные с физиологами исследования мозга привели его к идее новой науки – кибернетики. Это упоминание не случайно. Авторы уверены, что без использования математики, кибернетики, квантовой физики полноценную развитую теорию здоровья человека создать не получится

Итак, аксиоматический подход сегодня выглядит наиболее эффективным методом разработки теории здоровья человека. Только он способен достаточно быстро систематизировать, упорядочить и «выстроить» в логичную научную теорию громадный массив разрозненных знаний о здоровье. В настоящее время огромный «научный генератор знаний» в обществе постоянно нарабатывает все новые и новые сведения о здоровье человека. Казалось бы, они должны улучшать наше понимание здоровья и методы его совершенствования. Но кажется, что на деле происходит прямо противоположное. Новые сведения о здоровье не улучшают общее качество суммы накопленных знаний о здоровье, а наоборот – делают его менее качественным, как это не странно звучит. Так происходит потому, что новые знания не ложатся на свою полочку, заранее подготовленную теоретической системой (теорией здоровья), а погружаются в пучину нагромождения несистематизированных противоречивых сведений. Сумма накопленных противоречий увеличивается, воспользоваться новыми отрывочными знаниями часто бывает все сложнее.

Представьте себе огромную кучу полезных, малополезных, нейтральных, бесполезных и прямо вредных вещей. Вы бросаете в эту кучу еще одну полезную вещь. Общая полезность кучи возрастет или уменьшиться? Скорее уменьшиться, т.к. найти в ней эту и другие полезные вещи становиться все труднее при любой добавке. В какой-то момент такой подход приведет к тому, что никакой вещью не удастся воспользоваться – ее просто не найти.

По мнению авторов, сегодня работа по систематизации и обобщению знаний о здоровье является самым важным путем совершенствования наших знаний этой сферы. Аксиоматический подход способен обеспечить наиболее быстрое создание первого варианта теории здоровья, которая послужит отправной пунктом систематизации, упорядочения наших представлений о здоровье и методах его совершенствования.

Созданная авторами первая аксиоматическая теория здоровья является первой такой ступенью, позволившей создать Систему полного оздоровления человека, как первого приближения к научно-обоснованному решению этой самой главной задачи наук о человеке. Напомним, что наша Система подразумевает оздоровление человека на всех уровнях его бытия: физическом, энергетическом, информационном, душевном и духовном.